Какой должна быть хорошая МИС для врача?

Время чтения: 8 мин.

Для чего разрабатываются медицинские информационные системы? Большинство российских разработчиков МИС отвечают на этот вопрос однозначно: в приоритете — управление бизнесом клиники, а потом уже все остальное, в том числе и лечебный процесс. Однако не все специалисты поддерживают эту идею, утверждая, что при создании МИС нужно исходить из потребностей врача и пациента. О том, как должна работать такая медицинская информационная система, рассказывает создатель МИС «Цифровая клиника ПикоМедицина», генеральный директор компании «Ингрус» Игорь Борисенко.

— Игорь Николаевич, почему большинство представленных сегодня на рынке МИС слабо ориентированы на лечебный процесс и потребности врача?

 — На мой взгляд, главная проблема заключается в том, что сегодня медицинские информационные системы создаются непонятно кем и непонятно для чего. Это связано с тем, как и кто принимает решение в клиниках о покупке МИС. Чаще всего цепочка такова: маркетолог рассказывает, как это работает у соседа, потом вместе с бухгалтером и сисадмином выбирают МИС, а работать в ней приходится врачам, администраторам и остальному персоналу медорганизации. Причем у каждой стороны свои резоны: маркетологу нужно красивое оформление и удобная аналитика продаж, бухгалтеру – красиво печатать акты, а сисадмину – необременительное обслуживание. Отсюда и нынешний тренд — современные медицинские информационные системы, нацеленные преимущественно на управление бизнес-процессом клиники.

— Вы не согласны?

— Категорически нет. В погоне за красивыми графиками и копированием трендовых маркетинговых решений с других рынков программы пишутся исключительно для решения финансово-хозяйственных задач администрации клиники. Совершенно не учитывается факт, что основной источник денег – это пациент, а основной производственный ресурс – это врач. Соответственно, техпроцесс должен вращаться вокруг обслуживания пациента через сервис врача. Но этого не происходит. Что получается: за основу берется красивый дизайн, чтобы был модный и глаз радовал, программист что-то пишет, не понимая, чего на самом деле хочет клиент, а потом этот продукт называют «медицинской информационной системой». В результате, мы имеем множество МИС, которые не приспособлены решать текущие задачи клиники. Такие программы создают проблемы бизнесу и раздражают пользователей. Врачи народ терпеливый и консервативный. Со временем привыкают нажимать одну кнопочку по 50 раз. Однако негативный фон с их стороны накапливается, потому что это неудобно, непонятно зачем нужно и не помогает основной работе. И я соглашусь с врачами – это действительно так.

В результате такая МИС живет на рынке в среднем два-три года. Три года – цикл жизни большинства программ. Но подобные «мединформсистемы» не обновляются, а просто исчезают со всеми базами пациентов, и клиника остается у разбитого корыта. И далее приходится искать бюджет для закупки новой МИС, а медицинскому персоналу — заново переучиваться.

— Наверное, именно поэтому некоторые клиники берутся за разработку собственных МИС…

— К сожалению или к счастью, эта эпоха уходит. Мне известна только одна реально хорошо сделанная «самописная» МИС, которая работает в сети клиник «Семейный доктор». Однако бюджет, который они инвестировали в разработку системы, превосходит стоимость приобретения даже самой дорогой тиражной МИС. В основном же «самописные» МИС – это программы на уровне продвинутого Exсel или дописок к 1С. Называть это медицинской информационной системой у меня язык не поворачивается.

Разработка собственной системы – очень дорогой процесс. Но еще дороже ее постоянная актуализация к реалиям рынка. Сегодня постоянно меняется законодательная база. Вот небольшой пример из собственной практики. С 1997 по 2007 год мы выпустили всего три релиза нашей МИС. В последние два года мы выпускаем обновления раз в два месяца и с трудом успеваем за изменениями законодательства. Порой я не успеваю прочесть очередной приказ Минздрава к тому моменту, когда его уже отменили. Может ли на изменения ситуации так быстро реагировать отдельно взятая клиника? Сильно сомневаюсь.

— В таком случае, что такое, по-вашему, современная медицинская информационная система?

— Это совокупность программных, технических и организационных мер, направленных на выполнение клиникой своей основной задачи – оказание врачом качественной медицинской услуги пациенту.

 —  Как это выглядит на практике?

—  Когда 22 года назад мы начали разрабатывать МИС «ПикоМед» (сейчас продукт представлен на рынке под торговой маркой «Цифровая клиника ПикоМедицина»), то во главу угла поставили два момента: процессный подход, то есть определенную последовательность обслуживания пациента, которая уникальна для каждой клиники, и эргономику — выполнение трех пунктов: минимальность кликов пользователя, сведение к минимуму ошибок и отсутствие усталости от работы в интерфейсе.

С самого начала я решил, что в создании программы будет участвовать технолог, который не является программистом. Это должен быть медик в возрасте 50+, разговаривающий с компьютером на «вы».  То есть, с одной стороны у меня сидел дизайнер, а с другой — медик, который говорил: «Это удобно и понятно, а это – нет!»

Вторая группа специалистов, принимавшая участие в постановке интерфейса, – офтальмологи и неврологи. Это люди, понимающие: правильный интерфейс — не тот, что придумал дизайнер, а тот, в котором врач может сидеть по 12 часов, не уставая от картинки на экране. Вот только современные дизайнеры об этом не думают. Они считают, что 80% серого цвета на серо-голубом – это красиво и модно. А то, что светло-голубой цвет раздражает зрительный нерв, а серый – перенапрягает зрение, в расчет не берется.

Мы смогли добиться того, что врач, глядя на наш интерфейс, может моментально выхватить главную информацию о пациенте, при необходимости быстро найти нужные сведения об анализах и проведенных исследованиях и быстро заполнить электронную карту пациента.

В своей МИС мы выстроили пирамиду приоритетов, где на вершине стоит врач, а ниже уже находится все остальное: регистратура, касса, бухгалтерия, маркетинг, аналитика и т.д. Однако даже в таком формате медицинская информационная система будет недостаточно эффективной, если ограничиться лишь ее установкой на компьютеры.

 — То есть?

—  Чтобы получить от системы полную отдачу, необходимо учитывать множество моментов: где сидит врач, где сидит администратор, как перемещается пациент по клинике, где могут образовываться очереди, где висят табло для информирования пациента, как организована очередь у доктора и много других факторов. Это лучше объяснить на примере.

Наша МИС установлена в крупной медсанчасти города Королёва. Там ежедневно по 12 часов работает до 400 специалистов. В сутки через нашу систему проходит в среднем 3-4 тысячи пациентов. Чтобы сократить время обслуживания, нам потребовалось перенести регистратуры и развести потоки пациентов на разные этажи. До этого сдача анализов в момент профосмотров занимала целый день, и в клинику было сложно войти. Сейчас уже к обеду очередей нет. Процесс оформления одних пациентов не мешает другим, потенциально больные отделены от здоровых. Это произошло потому, что мы поменяли логистику движения пациентов и обеспечили нормальное информационное сопровождение. Медицинская информационная система – это комплексное решение проблем клиники, а отнюдь не только голая программа.

— Если вы предлагаете готовое решение, то клинике не нужен собственный программист для обслуживания МИС?

—  У меня нет однозначного ответа. Так как мы ставим «ПикоМедицину» «под ключ» и обеспечиваем техподдержку, то для обеспечения жизнеспособности системы отдельный IT-специалист обычно не нужен. Мы изначально использовали в разработке МИС высоконадежные банковские технологии, поэтому за 22 года эксплуатации по всем заказчикам было зафиксировано всего три отказа системы и все они были связаны с поломкой оборудования.

Но надо понимать, что МИС – это сердце клиники, ее рабочий инструмент. Остановка работы – это потеря денег. Всегда должен быть специалист, который может починить оборудование, настроить связь, и всегда должен быть телефон «горячей линии» разработчика, чтобы решить проблемы в программе. Поэтому специалист должен быть, хотя бы на аутсорсинге. Если он будет проводить еще и регламентные работы по МИС, которые прописываются в техусловиях, то это замечательно.

Если за оборудованием не следить, оно сломается, тонер закончится, интернет отвалится, касса повиснет. И нашу систему, как и любые сложные продукты, обслуживать надо, поэтому в каждой временной зоне существует центр техподдержки: в Казахстане, в Биробиджане и т.д., большинство работ выполняется удаленно. Так работают все крупнейшие разработчики информационных систем в России и мире.

Есть еще один момент – информационная безопасность. Пока клиники не понимают, что они являются целью хакерских атак. На наши публичные ресурсы идет до 1,5 миллионов попыток взлома в сутки.  Примерно такое же число атак идет и на клиники. Если не выстроена грамотная система безопасности, то будут вирусы, система будет ломаться.

— Давайте вернемся к электронным медицинским картам. Это один из главных раздражающих врача моментов во взаимодействии с информационной системой: долго, неудобно и непривычно…

— В большинстве информационных систем процессу лечения и ведения карты уделяется минимум внимания. Именно поэтому врачам не нравится автоматизация. Практически 90% систем на рынке навязывают врачу функции администратора: отметь явку, добавь услугу, напиши направление и т.д.

Для нас врач, ведущий историю болезни, – это главное рабочее место. Врач должен иметь нормальную систему шаблонирования, которую можно легко подстроить под себя и минимизировать время на заполнение истории болезни. Мы постоянно поддерживаем обратную связь с нашими клиентами, и любые изменения в программе тестируются и согласовываются с конечными пользователями – врачами, сотрудниками регистратуры.

Если вернуться к медсанчасти Королёва, то там врачи работают в рамках бюджетных правил, то есть 12 минут на прием. За это время они не только успевают пообщаться с пациентом, но и написать полноценную историю болезни.

Сначала это занимало больше времени, чем заполнение карточки от руки, но примерно за год работы в системе электронный вариант стал заполняться быстрее, чем бумажный, при этом более детально, читаемо и понятно всем специалистам.

Недавно произошел забавный случай. Вызывает меня клиент и говорит: «У вас ужасная система. Я как врач по клинико-экспертной работе раньше брал историю болезни с каракулями коллег, вроде, что-то написано — и хорошо. А теперь в вашей программе вижу, какую бредятину порой пишут врачи». Это выглядит как анекдот, но на самом деле сегодня некачественное ведение истории болезни может привести к потере бизнеса.

 — Вы не преувеличиваете?

— Многие средние, не говоря уже о крупных клиниках, вводят у себя в штате отделы по клинико-экспертной работе, которые проверяют правильность ведения истории болезни. Эта тенденция проявилась в конце 2018 года и, видимо, связана со снижением квалификации докторов. Сегодня на первое место выходит качество лечебного процесса. Если в результате врачебной ошибки пациент умрет, речь будет идти уже не о потере денег, а об уголовном деле, которое может привести к приостановке работы или даже закрытию клиники. Без хорошего ведения истории болезни врачом контролировать эти риски сложно. А просматривать сотни бумажных карт нереально. Поэтому сегодня возникает запрос на МИСы, которые дают возможность нормально вести электронную историю болезни. И переход на них неизбежен.

Есть еще один нюанс, который упускает большинство разработчиков МИС. ГОСТом на медицинские информационные системы предусмотрена неизменность результатов, и как следствие – система контроля переделок. Важность этой нормы демонстрирует показательный случай из нашей практики. В 2014 году в одну из клиник, где установлена наша МИС, пришел ВИЧ-отрицательный результат на пациента. Его положили на операцию, а потом приходит другой результат, уже ВИЧ-положительный. Возник скандал. Начинаем разбираться. В лаборатории говорят, что они все сделали верно. Хорошо, что в нашей системе ведутся логи, и все документы, как написано в ГОСТе, хранятся в неизменном виде. Выяснили, что ошибка пришла из лаборатории, кто-то не глядя нажал не ту кнопку, а потом все исправил. К счастью, все закончилось хорошо. Но если бы произошло инфицирование во время операции или возникли послеоперационные осложнения, последствия были бы серьезные, и нужно четко понимать, кто за это несет ответственность.

 — Заполнение электронной истории болезни зависит не только от лечащего врача, но и от результатов анализов, различных исследований, которые проводились. Как быстро они поступают в систему?

— Здесь важна не скорость, а стабильность. Существует два подхода. Российский предполагает создание собственной экосистемы, когда разработчик МИС одновременно создает собственную лабораторную систему, систему обработки рентгеновских снимков и т.д. Это, на мой взгляд, хорошо работает, когда речь идет о 50-ти анализах или нескольких рентгеновских снимках в сутки на клинику. Если больше, то для каждой задачи нужна своя профессиональная программа. Реализовать все это в одной системе – очень дорогостоящая задача для разработчика, так как нужно иметь узкопрофильных специалистов по каждому направлению.

Поэтому я сторонник американской модели, когда МИС – это набор программ, объединенных «шиной» вокруг истории болезни, к которой можно подключить множество информационных систем. «ПикоМедицина» позволяет это сделать. Если вы «выросли» или не довольны отдельной программой – просто меняете ее на другую, совместимую по «шине», при этом все остальное продолжает работать, без кошмара под названием «обновление МИС».

— Сегодня много говорится о необходимости подключения частных клиник к Единой государственной информационной системе здравоохранения. Готовы ли вы подключать своих клиентов?  

—  Сама идея ЕГИСЗ замечательная, но сегодня эта система не решает ни одной задачи, которая реально нужна бизнесу. Банальный пример. Взаимодействие с ОМС – это одна технология, взаимодействие с ФСС – другая технология, взаимодействие с Минтруда в части экспертизы по инвалидности – третья. И далее можно продолжать по пунктам. Все они используют разные математические модели. Была надежда, что все эти технологии будут интегрированы в единую «шину», но пока этого не произошло. А подключение к каждой из них стоит немалых денег. При том, что сами они написаны кое-как, имеет место несогласованность баз и другие проблемы.

Я ждал от ЕГИСЗ, что будет как в Казахстане, где наша система прекрасно взаимодействует с государственной. Там пациент пришел, показал удостоверение личности, и сразу на рабочем месте врача есть вся его история: персональные данные, место жительства, чем он болел, какие прививки делал (это одна из самых частых просьб к нам со стороны врачей). А в ЕГИСЗ этого пока нет.

Мы наших клиентов можем подключить к ЕГИСЗ хоть завтра, но пока это никому не нужно. Как только ситуация начнет исправляться, я сам буду уговаривать клиники как можно быстрее подключаться к единой информационной системе здравоохранения. Мы заинтересованы, чтобы наши клиенты получали максимум пользы от использования МИС как внутри клиники, так и за ее пределами.

Поделиться