“Наша стратегия — полностью автономное обслуживание»

Время чтения: 5 мин.

Артем Федоров, исполнительный директор инженерной группы Медицинского института им. Березина Сергея (МИБС), рассказал о том, как строится взаимодействие между биомедицинскими инженерами, менеджментом компании и производителями медицинского оборудования в российских реалиях. 

Что входит в круг задач вашей службы и как меняется их перечень количественно и качественно?

Мы обслуживаем медицинское оборудование МИБС и все связанные с ним инженерные установки. Соответственно, у нас есть служба сервисных инженеров, обслуживающая томографы, есть собственная климатическая служба, есть служба электрооборудования.

Изначально, в 2003 году, когда был открыт первый центр МРТ в Санкт-Петербурге, в МИБС был всего один томограф. Потом 10, 50, затем появились компьютерные томографы, началась диверсификация предоставляемых диагностических услуг. В итоге была сформирована практически вся линейка диагностического оборудования, существующая на сегодня: маммографы, УЗИ, ПЭТы. Открылось поликлиническое отделение и добавилось оборудование для врачей клиницистов – кардиологов, урологов, эпилептологов. Соответственно, был создан отдел электромедицины.

Одновременно компания начала специализироваться на лечении онкологических заболеваний с применением современного радиотерапевтического оборудования: установки Гамма-нож, Кибер-нож, затем дошли до ProBeam – нашего самого высокотехнологичного аппарата.

Наши задачи следуют за задачами МИБС и расширяются вместе с клиническими компетенциями компании.

Насколько глубоко вы вовлечены в процесс обсуждения закупки нового оборудования?

Самым непосредственным образом, так как еще на стадии планирования  покупки необходимо оценить все аспекты эксплуатации. Область вопросов простирается от  энергетических мощностей и климатического оборудования до оценки качества изображения: достаточно ли оно для удовлетворения клинических нужд наших врачей? У нас был, к сожалению, такой негативный опыт, когда аппарат нам нравился по техническим характеристикам, по эксплуатационным особенностям. Но выдаваемая на выходе «картинка» не совсем устраивала наших специалистов по своим качественным параметрам.

Чтобы не ошибиться в выборе при наличии очень широкого предложения на рынке, мы, прежде всего, должны понимать диагностические и клинические задачи, для выполнения которых приобретается оборудование. Например, если это аппарат для кардиологии и врачам нужен быстрый сбор данных, то очевидно, что необходим компьютерный томограф от 64 спиралей и выше, либо двухэнергетическая трубка для быстрого съема данных. Если это педиатрия, (то, что нам близко в Центре Протонной Терапии), то мы должны подумать о снижении лучевой нагрузки, о комфорте для пациента. В разрезе выбора МР томографа, провести определенные технические расчеты магнитного поля, возможности использования ИВЛ c томографом, потому что сканирование детей подразумевает использование анестезиологического пособия. Подход должен быть комплексным.

Можно на этапе принятия решения о покупке оборудования просчитать эксплуатационные расходы?

Отчасти. При выборе мы всегда прикидываем, исходя из прогнозируемого потока пациентов, нужна ли нам эта модель или более быстрая. Если у нас один томограф, то выявляемость, скажем, онкологических заболеваний будет 10% за период. Если 10 машин – то выявленных случаев будет в 10 раз больше. При таком объеме нам уже нужен аппарат для лечения, загрузку которого мы тоже можем приблизительно просчитать. Пропускная способность аппарата известна, и мы можем легко оценить, сколько, скажем, рам для лечения на Гамма-ноже нам понадобиться в день, сколько необходимо персонала для работы, сколько специалистов для его обслуживания. Мы считаем, сколько нужно электроэнергии, воды, расходников и каким будет оптимальный период для технического обслуживания при работе в таком режиме. Естественно, погрешность при расчетах все равно будет – техника ведет себя по-разному, есть более надежная, есть более капризная. Но чем тщательнее расчеты, тем ниже инвестиционные риски.

Тем не менее, просчеты случаются?

Случаются. Насколько я могу судить, в истории МИБС — это Кибер-нож. На тот  момент  это было абсолютно незнакомое оборудование, которое в стране практически не встречалось. Никто не ожидал, что оно окажется таким технически нестабильным. Буквально пару лет спустя появился линейный ускоритель TrueBeam, менее «брендовый», но более дешевый и значительно более надежный в эксплуатации, при этом по клинической эффективности не уступающий Кибер-ножу и с большей пропускной способностью пациентов. Но кто мог знать заранее?

Как минимизировать риск таких просчетов?

Надо понимать, что ведение бизнеса в любой сфере – это риски. И если ты хочешь быть на гребне технологий, внедрять новое, то риск неизбежен.

Но если говорить о рецепте сокращения ошибок, то надо стараться увидеть все своими глазами. Пощупать, пообщаться с людьми, которые уже работают на аналогичной технике.

Дело в том, что любой производитель склонен позиционировать себя как лидера рынка, утверждать, что обладает уникальной технологией. На бумаге выглядит красиво, но даже представители «большой тройки» часто не могут в реальности показать то, что у них представлено в презентационных материалах, где идеальные снимки делаются в идеальных условиях. Можно ли повторить? Теоретически, да, создав идеальные условия. Но наша задача – добиться того, чтобы аппарат работал со стабильным качеством.

Поэтому, оценивая новую модель, мы опираемся на технические критерии качества, которые меряются по определенным показателям, а также – на мнение наших врачей, которым демонстрируем «картинку». Смотрим, какие протоколы устанавливаются на машину, сколько времени занимает исследование, оцениваем, можем ли мы получить аналогичное по качеству изображение за меньшее время и так далее. Что касается линейки лечебных установок, то в основном мы опираемся на мировой опыт и технологии, а также на опыт наших коллег, врачей и физиков, которые в курсе всех мировых трендов лечения онкологических заболеваний.

Как известно, после покупки есть несколько схем обслуживания оборудования: у производителя, у сторонней сервисной фирмы, собственными силами. Что выбрал МИБС?

Наша стратегия – полностью автономное обслуживание. Не все производители охотно соглашаются на это, но МИБС – достаточно крупный покупатель, мы выстраиваем многолетнее сотрудничество с крупнейшими производителями, и они идут нам навстречу, как, например, наш многолетний партнер Siemens. Купив оборудование, мы проходим обучение по сервисному обслуживанию у производителя. Да, за это платим деньги, но эти затраты на первоначальном этапе быстро окупаются в дальнейшем.

Чем более инновационное оборудование – тем дольше учимся его обслуживать. ProBeam (протонная терапия) – очень сложная установка, поэтому условиями контракта предусмотрено, что специалисты американской компании Varian   проводят в Петербурге большое количество времени после сдачи гентри и в плотном сотрудничестве обучают наших инженерных специалистов. Varian помогает нам выстроить сервисную службу.

В чем плюсы наличия собственной сервисной службы?

Во-первых, скорость реакции на поломку. Если сломался аппарат, то мы звоним своему сервисному инженеру, а не в службу поддержки производителя или в стороннюю сервисную фирму. И время реакции определяет стратегия нашей компании, а не наличие свободного инженера в обслуживающей компании. Второе – это стоимость ремонта. Работа своими силами делается по себестоимости.

Это, пожалуй, два основных фактора. Третий – в процессе эксплуатации и обслуживания мы больше узнаем об оборудовании, можем более эффективно его использовать. В-четвертых, начинаем более глубоко разбираться в возможностях медицинской техники и давать квалифицированные заключения: вот эта новая модель нам не нужна, так как при более высокой цене не дает существенных преимуществ, а вот машина следующего поколения будет прорывом на качественно новый уровень.

В МИБС очень разветвленная сеть диагностических центров, почти 100 в 60 с лишним городов по всей стране. Как вы обеспечиваете своевременный ремонт и избегаете простоев из-за поломок?

У нас есть собственный склад, на котором есть расходники – редкие детали, которые, по нашей статистике чаще других горят, ломаются и так далее. Их всегда можем оперативно, в течение суток, отправить в любой из региональных центров МИБС. Второе – у нас люди, которые в любой момент готовы выехать на место с деталью в руках и доставить ее на место в течение суток и вручить ее инженеру диагностического центра. Третье – это своевременное обслуживание парка в соответствии с четким графиком. Если технику не запускать, то число поломок и простоев существенно снижается.

Любому медицинскому центру выгоднее содержать собственную сервисную службу?

Думаю, что это путь крупных компаний. Если в вашем центре стоит всего несколько томографов, то целесообразнее заключить договор с сервисной службой – нет проблем с наймом людей, выплатой зарплат, покупкой инструментов, расходного и так далее. Если у вас обширный парк техники, то есть смысл, скорее, содержать биомедицинских инженеров, которые будут  оценивать, какой аппарат подлежит обслуживанию, составлять график, связываться с производителями. Часто на практике это делают старший оператор, главный врач, директор клиники, но уследить за техникой они едва ли могут.

В таких крупных компаниях, как МИБС, со сложной структурой целесообразно иметь собственных сервисных инженеров. Как показывает наш опыт, это экономически оправдано.

Елена Владимирова

Поделиться