Есть ли в России искусственный интеллект?

Время чтения: 6 мин.

Риторика разработчиков IT-решений в здравоохранении в последние два-три года заметно изменилась, и за этим стоят не только рекламные и маркетинговые устремления, но и смена курса. Еще недавно разговоры шли о внедрении точечных решений, которые должны внести новое качество в работу врачей, облегчить ее, избавив профессионалов от сторонних функций вроде заполнения документов, и компенсировать острую нехватку специалистов. Ныне все чаще пишут о комплексных проектах, например — об анализе медицинских изображений. Причем  в связке с СППВР – системами поддержки принятия врачебных решений, которые должны не только обеспечить диагностику, но и предложить схемы лечения пациентов, а затем проконтролировать его правильность.

Но что уже сделано или делается на практике? И каковы перспективы внедрения ИИ в реальную жизнь российских врачей?

На фото: Продукт Botkin AI предназначен для анализа и распознавания диагностических изображений КТ, МРТ, маммографии и цифрового рентгена.

Ямальские «пилоты»

На самом деле, уже есть единичные примеры, когда искусственный интеллект менял качественно работу медицинских клиник. В начале 2019 г. Ассоциация разработчиков и пользователей искусственного интеллекта в медицине «Национальная база медицинских знаний» провела пилотный проект в ЯНАО с тестированием двух продуктов – системы Webiomed компании К-МИС (для профилактики сердечно-сосудистых заболеваний) и Botkin AI компании «Интеллоджик» (для поиска очагов заболевания с использованием КТ легких).

Выбор региона был обусловлен высоким уровнем информатизации на Ямале: здесь 96% медицинских карт преобразованы в электронный вид. В больнице г. Муравленко для оценки рисков развития сердечно-сосудистых заболеваний взрослого населения было использовано 1,3 млн медицинских документов. Облачная СППВР Webiomed обработала в деперсонифицированном виде данные всех прикрепленных к учреждению 25 тыс. человек, в результате появилась возможность анализировать электронные медкарты в ночное время, чтобы не загружать сотрудников. Ранее диспансеризация охватывала до 15% населения в год.

«В рамках пилотного проекта мы выполнили два клинических исследования, – сообщил эксперт компании проекта Денис Гаврилов. – В первом мы определяли точность уже реализованных шкал оценки сосудистых рисков, общий итог таков: в 53% случаев врачи, вручную работая со шкалами, совершают ошибки. Второе исследование было связано с результатами автоматического анализа медицинской документации. Врач заявлял об одном риске летального исхода для пациента, система пересчитала и выдала вдвое больший. Это означает разные схемы ведения больного. Что пропускают врачи? Они забывают учитывать даже гиперхолестерин, избыточную массу тела и повышенный уровень давления или не обращают на это внимания. СППВР пересчитала показатели, и многие пациенты оказались в группе высокого риска, им требовались медицинские вмешательства».

Вторая система Botkin AI пересмотрела более тысячи снимков КТ легких, выполненных за полгода. Были отобраны данные 45 пациентов из 402 и направлены врачам регионального онкоцентра. У 21 пациента был подтвержден рак легких, у двоих выявлен впервые.

Генеральный директор «Интеллоджик» Сергей Сорокин привел обобщающие показатели по этому и другим пилотным проектам компании: «Мы интегрировали нашу платформу с региональными архивами медицинских изображений на уровне регионов или клиник, в четырех регионах пересмотрели около 1500 КТ изображений грудной клетки и обнаружили около 15 новых случаев подозрений на онкозаболевания, которые были подтверждены клиниками. Мы в пилотных проектах показали, что находим дополнительно около 1% случаев рака легких. Потенциально это 30 тыс. случаев найденного рака легких в целом по стране, т.е. мы в полтора раза можем увеличить выявляемость только за счет пересмотра исследований, которые уже есть в медучреждениях. Но региональной больнице трудно признать, что там что-то пропускали, и 1% – это компромиссные цифры: они получались несколько иными».

Заместитель директора по развитию бизнеса компании «К-МИС» Александр Гусев называет итоги «пилота» успешными: «Регион принял решение тиражировать этот опыт на другие медицинские организации. Сейчас занимаемся проработкой деталей масштабирования проекта, подключения новых медорганизаций, анализом собранной во время пилота обратной связи и уточнением, какие доработки и дополнительные исследования нужны».

Власти региона намерены внедрить искусственный интеллект в здравоохранении к 2025 г. А обе компании – в ближайшее время зарегистрировать свои системы в Росздравнадзоре как медицинские изделия (процедура чрезвычайно долгая и до сих пор не пройденная ни одним разработчиком).

На фото: СППВР Webiomed уточняет прогнозируемые врачами риски.

Смерть рентгенологам?

На западе давно ведутся дискуссии о том, вытеснит ли искусственный интеллект врачей-рентгенлогов. Скорую смерть специальности стали прогнозировать и в России. Выступая на Петербургском экономическом форуме (ПМЭФ-2019), президент ОАО «Медицина» Григорий Ройтберг рассказывал: «Распознавание рентгеновских снимков дает такие же результаты, как работа хорошего врача. Это, на наш взгляд, означает, что в ближайшие годы в современной клинике 70–80% врачей-рентгенологов, а затем всех остальных связанных с ними специальностей могут быть уволены. То же – с ПЭТ-КТ. С сокращением числа докторов на их место придет группа высококвалифицированных врачей, вступающих в дело, когда робот не справляется или решение доктора не совпадает с рекомендациями, которые даст робот».

По мнению эксперта, вытеснение рентгенологов произойдет быстро. Ведь поддержка принятия врачебных решений уже применяется. Свою клинику профессор характеризует как «№1 в стране по цифровизации». В ней уже внедрены системы СППВР и нейросеть для анализа изображений, включая ПЭТ КТ. В «цифру» переведена и вся внутренняя логистика, в том числе касающаяся пациента. Впрочем, «внедрение ИИ ни в коей мере не заменяет врача – это помощник», подчеркивает Ройтберг.

Но все это пока отдельные примеры внедрения, порой на уровне тестирования и отработки алгоритмов ИИ. До серьезных продаж еще не дошло, и весь российский рынок решений на базе ИИ одни эксперты оценивают в 200–250 млн руб. в год, а другие полагают этот уровень сильно завышенным. Об окупаемости интеллектуальных систем говорить в ближайшие годы, видимо, не стоит.

Что тормозит экспансию ИИ?

Причин медленно расширения рынка программных решений на основе ИИ, как обычно, несколько. Первая – сложность лицензирования таких продуктов в здравоохранении. Даже в США, по данным заместителя директора Научно-практического центра диагностики и телемедицинских технологий Антона Владзимирского, FDA до сих пор зарегистрировала лишь около двух десятков систем, а их клинические испытания – все еще чрезвычайно редкое явление не только в России, но и в ведущих странах.

«В марте, – сообщил эксперт, – опубликовано исследование с обобщением около 500 статей, посвященное тому, как разработчики проверяют качество своих алгоритмов. Оказалось, что в клинических условиях их не испытывает вообще никто. 99% исследований – это технико-экономическое обоснование. На незнакомых новых данных проверяет свои алгоритмы 6% исследователей. Что бы врачам ни говорили разработчики и математики, мы не знаем, как работает ИИ, это черный ящик».

Вторая причина — консерватизм врачей. По утверждению разработчиков, специалисты не испытывают интереса к новым системам или моментально утрачивают его, столкнувшись с недоработками. Но, по признанию ректора ПСПбГМУ им. И.П. Павлова Сергея Багненко, искусственный интеллект просто не стыкуется с реальной практикой работы типичного доктора. «Я говорю именно о первичном звене. Сколько ни ставь цифровых технологий на паровоз, он не станет современным, – говорит ректор. – Для принятия цифровых инноваций нужно изменить систему здравоохранения».

Третий камень преткновения – неподготовленность персонала. Григорий Ройтберг утверждает: «Нужно учитывать уровень образованности врачей, их желания и умения, их наученность работать в этих условиях. Это будет основная проблема, с которой мы столкнемся в предстоящие годы. Образование врачей у нас в стране ужасно, но оно низкое и в других странах и серьезно отстает от требований, которые предъявляет цифровизация».

Наконец, вопрос о том, кто будет платить за использование медицинского хайтека может оказаться важнее выбора между особенностями технологий и определит базовые модели пользования IT-решениями. Ведь цифровизация и в том числе внедрение ИИ стоят недешево.

Тем не менее, процесс движется – сегодня существует несколько консорциумов, поддерживаемых государством, заявляющих о ведении крупномасштабных разработок в области цифровизации здравоохранения (см. справку).

Крупнейшие российские разработки в области ИИ

  1. Фонд развития персонифицированной медицины.

Разработка врачебно-цифровой системы управления индивидуальным человеческим капиталом в рамках дорожной карты Healthnet Национальной технологической инициативы. Ориентирована на персонифицированную превентивную медицину. Прототип системы должен быть готов к маю 2021 года, коммерциализация продуктов на базе системы намечена на 2024 год. Но только с 2025 г., согласно этим планам, начнутся тиражирование технологических решений и полноценный запуск проектов.

Окупить предполагаетсят на основе продажи лицензий на IT-продукты медорганизациям, медобслуживания работников предприятий, продажи IT-сервисов страховщикам, предоставления автоматизированных сервисов государственным, в том числе надзорным, органам и, наконец, медицинских услуг непосредственно пациентам.

Проект осуществляет Привлеченные  структуры: ЦНИИОИЗ Минздрава, Национальная ассоциация медицинской информатики, академический ФИЦ «Информатика и управление», а также 1C, Mail.ru Group и другие.

  1. Национальный консорциум «Цифровое здравоохранение»

Участники — холдинг «Швабе» («Ростех»), «Русат Хэлскеа», Минсвязи, НМИЦ им. В.А. Алмазова, университеты МГУ и ИТМО, инжиниринговый центр «ЭлТех СПб».

Ключевая задача — разработка инновационных решений для «технологического прорыва». Акцент сделан на комплексных решениях, телемедицине и создании «стационара нового поколения». (есть по срокам?)

  1. Ассоциация разработчиков и пользователей искусственного интеллекта в медицине «Национальная база медицинских знаний».

Объединила ряд IT-компаний, а также НМХЦ им. Н.И. Пирогова, Институт живых систем и лабораторную службу «Хеликс».

Ассоциация заявила о метапроекте, цель которого – «создание национального игрока (в виде самоуправляемой общности компаний-консорциумов) на глобальном технологическом рынке искусственного интеллекта в медицине».

Частью его является комплексный проект Национальной технологической инициативы на платформе Ассоциации. Он предназначен для того, чтобы облегчить вход на IT-рынок для стартапов, работающих над СППВР, и других медицинских систем при вовлечении медицинского сообщества.

В 2019 году НБМЗ намерена запустить комплексный проект и выйти на первые продажи, а в 2021-м совокупный операционный доход участников, как планируется, составит не менее 900 млн руб., будет привлечено не менее $50 млн (3,2 млрд руб.) частных инвестиций, начнутся зарубежные продажи.

 

Василий Когаловский

Поделиться