Рука для «киборга»

Время чтения: 4 мин.

Представьте: на ваших глазах автослесарь отстегивает железную руку, ставит на ее место пилу, отрезает кусок металла, а затем проводит обратные манипуляции и продолжает ремонт автомобиля. Фантастика? Кибер-панк? Пока да. Но именно таким видит будущее компания A.R.M. project из Ленинградской области, разработавшая бионический протез кисти.

«Человек с протезом не должен вызывать жалость, — считает генеральный директор компании Руслан Андреев. – Наоборот, протез должен стать его преимуществом перед обычными людьми. Тот, кого раньше считали инвалидом, превращается в суперчеловека с новыми возможностями».

Разработчики A.R.M. project, в отличие от коллег, сознательно отказались от маскировки бионической кисти под настоящую. По их мнению, до сих пор эти попытки были не слишком успешны, зато снижали прочность и долговечность протеза. Андреев и его команда пошли по другому пути: рука должна выглядеть максимально футуристично, быть функциональной и служить не менее 10 лет, в то время, как аналоги требуют замены уже через 2-3 года. Съемный аккумулятор позволяет использовать протез без подзарядки в активном режиме 2-3 дня, а в пассивном, когда бионической кистью совершают только необходимые действия, – более недели. И это при том, что в протез вмонтирована LED-подсветка, которая дает возможность использовать протез в темноте. Для людей, лишенных по воле несчастного случая конечности, эта опция компенсирует отсутствие тактильных ощущений.

Вторым важным преимуществом ленинградские изобретали считают цену. «За счет оригинальных разработок и использования только отечественных материалов, стоимость кистевого протеза удается держать в районе 300-500 тысяч рублей. Для сравнения: мировые лидеры бионических протезов Bebionic, Michelangelo hand, I-limb Quantum и другие предлагают свою продукцию, начиная от 1,8 миллионов рублей», — говорит Андреев. (Отметим, что на отечественном рынке ценовую конкуренцию A.R.M. project составила компания «Моторика» из Сколкова).

Протез был разработан в рекордные сроки – менее чем за два года от возникновения идеи, до готовой продукции. Причем ни один из шести человек, входящих в команду изобретателей, не работал в медицине. Юрист по образованию Руслан Андреев изначально мечтал о создании школы робототехники для подростков, но в 2017 году от проекта пришлось отказаться — для многих родителей увлечение детей оказались слишком дорогостоящим. Тем не менее, желание сделать что-то социально значимое в цифровой области осталось, и он собрал команду единомышленников.

«Мы вложили собственные средства, около 70 тысяч рублей, и за месяц создали первый прототип, — рассказывает Руслан. – Пригласили для испытаний парня-ампутанта из Ленобласти. Оказалось, что все работает. Но… Прототип был тяжелый, не очень удобный, с большой платой и с тяговыми нитями вместо моторов. Как пробный вариант это было неплохо, но предлагать людям такой продукт не позволяла совесть. Нужно было его осовременить и при этом остаться в рамках разумных цен».

Одним из способов минимизации затрат стала экономия на ресурсах. С помещением повезло: изобретателей пустил под крышу Мультицентр социальной и трудовой интеграции Ленинградской области. Встал вопрос инвестиций. «Чтобы сделать наш протез современным, необходимо было, как минимум, заменить тяговые нити наномоторами, — рассказывает Руслан. – То есть ставить на каждый сустав свой мотор. Мы стали пробовать лучшие мировые образцы, потому что на тот момент в нашей стране таких изделий не производилось. Стоимость, скажем, канадского образца была около 70 долларов. Понятно, что самостоятельно мы не смогли бы продолжать работу при таких затратах. Тем более что нагрузку импортные механизмы не всегда выдерживали».

Российскими перспективными разработками заинтересовались в США и Финляндии, но команда из Ленинобласти не желала менять страну проживания. К счастью, нашелся отечественный инвестор –группа ЦДС.

Если с программным обеспечением было все понятно (сами сделали, сами доработали), то выбор компонентов вызвал затруднения. Зарубежные механизмы и материалы не позволяли снизить стоимость протеза, необходимы были отечественные производители.

Задача оказалась на грани возможного. Лишь через несколько месяцев в структуре Ростеха удалось найти завод, который смог делать необходимые для протеза наномоторы. Не сразу удалось найти и поставщика авиационного алюминия (обычный не удовлетворял разработчиков по прочности).

Параллельно шли испытания промежуточных образцов. Тут команде A.R.M. project помог Константин Дебликов, известный россиянам по сериалу «Толя-робот». Он стал испытателем продукции ленинградских изобретателей. Причем проверка была вполне релевантной: на одной руке Константин оставил американский бионический протез, на другую – поставил российский.

Сегодня продукция компании представляет собой высокотехнологичный протез кисти с автономными моторами на каждом суставе и систему беспроводных датчиков, также разработанных ленинградскими изобретателями. Датчики крепятся на теле и считывают мышечную активность, преобразуя ее в электрические сигналы, которые распознает «мозг» (системная плата) протеза.

В ноябре этого года A.R.M. project получила декларацию соответствия на медицинские изделия сразу на две модели протезов кисти – пятипалую и четырехпалую. Последнюю разработчики считают своей гордостью, потому что, по их словам, такого протеза нет больше нигде в мире. Сокращение кисти на один палец произошло после многоразовых консультаций с потенциальными клиентами. Более узкая кисть позволит беспрепятственно надевать рубашки и костюмы, не снимая протеза. При этом четырех пальцев достаточно для полноценного функционирования  механической кисти.

На сегодня A.R.M. project выполняет первые заказы с привлечением аутсорсеров и  думает о создании собственной протезной мастерской. Параллельно с внедрением и организацией протезирования, разрабатываются новые направления. Их команда изобретателей видит три. Первое – улучшение продукта за счет создания переносной док-станции, чтобы клиент мог свободно путешествовать с протезом. Второе – разработка локтевого сустава. И третье – изобретение системы насадок, позволяющей на одном стакане, помимо кисти, использовать различные съемные инструменты, позволяющие превратить протез в мультиустройство, способно пилить, сверлить, паять и т.п.

«Мы не можем сейчас предположить, насколько это будет востребовано, — замечает Руслан Андреев, — но считаем, что человеку, оказавшемуся в трудной ситуации нужно дать выбор: стать одним из нас или выделиться за счет своей уникальности».

Поделиться