Параллельные ветви эволюции

Время чтения: 5 мин.

В Медицинском Институте Березина Сергея (МИБС) в середине прошлого года начал работать первый в Санкт-Петербурге томограф MAGNETOM Skyra производства компании Siemens, считающийся эталоном продуктивности в классе трехтесловых машин.

МИБС является создателем самой разветвленной в РФ сети центров МРТ диагностики, оснащенных томографами разного класса – как 1,5Т, так и 3Т, так что специалисты компании смогли на собственном опыте убедиться в преимуществах новой сверхвысокопольной установки. Тем не менее, по словам руководителя отдела технической подготовки персонала МИБС Артема Федорова, более мощные магниты не вытеснят своих предшественников.

— Трехтесловых МРТ с каждым годом становится больше. Значит ли это, что они  будут постепенно замещать полуторатесловые томографы?

— Не думаю. Какое-то время назад, когда трехтесловые установки были новшеством в сфере магнитно-резонансной томографии, производители, владельцы и пользователи первых аппаратов позиционировали их как абсолютно уникальные и говорили об их бесспорном превосходстве над полуторатесловыми. Они утверждали, что все исследования, выполненные на 3Т томографах гораздо лучше, чем на 1,5Т.

Безусловно, за счет большей индукции мы изначально получаем более мощный сигнал, и это можно и нужно использовать. Однако вскоре выяснилось, что данная способность 3Т аппаратов одновременно несет в себе определенные проблемы. Увеличив сигнал вдвое, мы получаем в два раза больше артефактов на изображениях. Любая движущаяся мишень становится их источником, что мешает, в частности, проводить исследования в зоне малого таза, позвоночника, абдоминальной области.

Отмечается также большая зависимость томографии от ферромагнитных объектов, помещенных в поле магнита, от разнородных сред при переходе от одной зоны к другой: жир/воздух, жидкость/кость. На таких границах возникает гораздо больше артефактов.
При этом ветвь полуторатесловых систем как развивалась, так и продолжает развиваться. Томографы 1,5Т с более совершенным программным обеспечением последнего поколения за счет новых последовательностей и методов сбора данных во многих случаях могут обеспечить не худшую визуализацию, чем трехтесловые. А иногда оказываются даже лучшим решением. Скажем, при обследовании пациентов с большим количеством жидкости в животе, например, с асцитом, встречающимся при онкологических заболеваниях. Здесь не возникнет артефакта стоячей волны, характерного для сверхвысокопольных магнитов.

На сегодняшний день существует определенное разделение: что-то лучше получается на высокопольных томографах, что-то – на сверхвысокопольных.

Получается, вы разочарованы сложностями работы на новом аппарате MAGNETOM Skyra?

— Вовсе нет. У машины масса преимуществ не только перед полуторатесловыми, но и перед трехтесловыми томографами предыдущего поколения. Мы оснастили Skyra специализированными катушками с большим числом радиочастотных каналов для исследований головы, органов малого таза, абдоминальной визуализации. До сих пор такого оборудования в России не было. Катушки обеспечивают получение сигнала от источника сразу с двух сторон. В результате у нас нет «слепых» зон, как это бывает на машинах более низкого класса. Врач теперь может увидеть малейшие изменения в проблемных для визуализации частях тела, например – в мягких тканях в районе перехода шеи к плечам, что затруднительно на обычном МРТ.


На фото: MAGNETOM Skyra обладает более широкими возможностями, чем трехтесловые МРТ предыдущего поколения

Но даже не это является основным преимуществом: мы получили картинку принципиального иного качества. Под качеством в данном случае имеется ввиду четкость изображения и его читаемость, то есть, говоря на профессиональном языке, соотношение сигнал/шум и пространственная разрешающая способность. Это крайне важно, в частности, в нейровизуализации. Все исследования области головы на Skyra выполняются с гораздо большей точностью, чем на 1,5Т аппаратах, что незаменимо, например, при эпилепсии, при обследовании детей. Ведущие нейрохирурги и эпилептологи города и страны уже отметили качество «картинки» нашей флагманской машины. Такие же хорошие результаты мы получаем, исследуя другие зоны.

Принципиально новое программное обеспечение позволяет расширять номенклатуру исследований. Сейчас собираемся запускать МРТ молочной железы с имплантами без контрастирующего вещества. Визуализация на Skyra такого качества, что патологические изменения можно оценить, проводя МР томографию без контрастного усиления.

Skyra — более быстрый магнитно-резонансный томограф, чем другие сканеры: если раньше исследование одной зоны высокого разрешения занимало у нас 5-6 минут, то теперь это 2 минуты. Это повышает производительность кабинета МРТ, но главное — позволяет не выбирать между скоростью и максимальной детализацией изображения, а сконцентрироваться на качестве «картинки».
Программное обеспечение нового томографа удобнее в работе для операторов. Например, проводя функциональные исследования с болюсным контрастированием, необходимо четко уловить артериальную фазу. На прежних томографах это делалось вручную, теперь —  автоматически, что снижает зависимость от человеческого фактора: исследование получается намного точнее, а результаты — достовернее.

Наконец, Skyra более комфортна для пациента. Установка обладает 70-см апертурой и ультракоротким магнитом, что практически снимает проблему клаустрофобии. Брюшную полость можно сканировать практически без задержки дыхания. Грузоподъемность стола томографа на 50 кг выше, чем в других МР установках и составляет 200 кг, что делает Skyra пригодной для обследования пациентов практически любого веса.

— Каким образом вы сняли проблему артефактов?

— Во-первых, производители постоянно модифицируют технические решения и программное обеспечение, и по MAGNETOM Skyra, которая относится к аппаратам последнего поколения, это заметно. К примеру, первые в России многоканальные катушки для тела, закупленные МИБС, позволяют проводить абдоминальные исследования и сканирование органов малого таза с высочайшим пространственным разрешением и максимальной детализацией анатомических структур, что было практически невозможно на трехтесловых аппаратах предыдущего поколения.

Во-вторых, мы, как при установке всех своих МРТ, сами проводили клиническую инсталляцию, потому что базовые настройки и последовательности, заложенные заводом, нас не устраивают: нам требуется более углубленная визуализация, большее количество срезов без превышения лимита по времени сканирования при определенных исследованиях. Плюс в базовых настройках изначально представлена не вся номенклатура исследований. Например, мы самостоятельно настраивали протоколы для зоны средостения и пищевода.

Наша Skyra обладает полным и самым современным пакетом для нейро- и кардиовизуализации, включая морфологическую и функциональную оценку. Вследствие такой «доводки» получился аппарат, незаменимый при проведении исследований определенных областей с более широкими возможностями, чем у других магнитов.

— В каком направлении идет работа производителей по развитию высокопольных МРТ?

— Если говорить о наращивании индукции, то уже появились сообщения об установке в клиниках первых МРТ 7Т, но они применяются для крайне ограниченной номенклатуры углубленных исследований: головной мозг, ангиография, забрюшинное пространство. Пока нет протоколов сканирования для областей брюшной полости, малого таза, одобренных FDA для использования в клиниках. Есть определённые ограничения, связанные с безопасностью пациента и оборудования. Технического решения для нахождения баланса не найдено. Вряд ли инсталляция таких сверхмощных установок станет трендом в ближайшие годы.

Скорее, развитие сверхвысокопольных томографов будет идти как сейчас —  по пути совершенствования программного обеспечения.
Второе направление – идет разработка программного обеспечения, снижающего количество действий рентген-лаборанта. Более автоматизированные системы и последовательности могут предложить выбор определенных настроек. Например, у Siemens есть приложение DOT, предлагающее оператору определенный алгоритм действий. Надо просто принять правильное решение в зависимости от состояния пациента, его анамнеза и стратегии обследования и сделать фокус на пространственном разрешении, на четкости картинки или на скорости сбора данных. Таким образом, вероятность человеческой ошибки сводится к минимуму.

— На ваш взгляд, как будут далее сосуществовать сверхвысокопольные и высокопольные томографы?

— Это будут параллельные эволюционные ветви. Даже следя за динамикой новых разработок лидеров рынка, видим, что постоянно появляются и трехтесловые, и полуторатесловые новые модели, и бюджетный класс, и более продвинутые. Ведь на рынке присутствуют очень разные медицинские учреждения с различными задачами. Те диагностические центры, которые занимаются скринингом, нуждаются в экономичной машине, сочетающей в себе баланс производительности и не требующей больших ресурсов для работы. В то же время, есть системы с очень мощными параметрами и со специфическими техническими требованиями к установке. Их приобретают клиники, занимающиеся углубленной диагностикой для предоставления уникального лечения.

За границей очень часто в одной клинике стоят машины обоих типов, и идет разделение потоков исследований. Например, в клинике Хайдельбергского университета, в Германии, сердце, живот обследуют на полуторатесловых машинах, а нейровизуализация, ортопедия проводятся на сверхвысокопольном томографе. В нашем центр в Санкт-Петербурге мы практически повторяем эту модель-  активно задействуем оба магнита, используя преимущества обеих систем.

Поэтому, прежде чем приобрести трехтесловую машину, нужно четко понимать, для чего это делаешь, какие задачи стоят перед тобой и нет ли возможности закрыть большую их часть полуторатесловым томографом.

Поделиться