Эффективность химиотерапии и время суток

Время чтения: 2 мин.

Гематоэнцефалический барьер не позволяет чужеродным веществам проникать в мозг. Это хорошо, когда речь идет о токсинах и микробах, но осложняет лечение опухолей в головном мозге. Защищая мозг от вредных для него веществ, гематоэнцефалический барьер также блокирует химиотерапию, которая могла бы ему помочь пациенту.

Уильям Уокер, исследователь из Медицинской школы Университета Западной Вирджинии, США, пытается выяснить, действительно ли гематоэнцефалический барьер по-разному пропускает химиотерапевтические препараты в разное время суток.

Его исследование показывает, что действие гематоэнцефалического барьера имеет динамичный, а не статичный характер, и дает основание полагать, что правильно выбранное время для проведения химиотерапии поможет медицинским препаратам успешно попадать в опухоли, на которые они направлены.

«Мы не первые, кто показал, что хронохимиотерапия  эффективна, но мы первые, кто показал, что она эффективна при лечении метастазов в мозг», — сказал Уокер, научный сотрудник кафедры неврологии. Результаты его исследования были опубликованы в журнале Frontiers in Oncology.

Уокер и его коллеги вводили химиотерапевтические препараты мышам с раком молочной железы, распространившимся на мозг. Одни мыши получали лечение при дневном свете, когда это  ночные животные обычно находятся в состоянии покоя. Другие мыши получали препараты в темноте, что более соответствует активному периоду жизни.  

Исследователи обнаружили, что химиотерапия, которую они проводили в темное время, убивала больше клеток опухолей мозга, чем химиотерапия, проводимая в светлое время.

Химиотерапия в темное время также меньше ассоциировалась с проявлением таких неврологических симптомов, как странная траектория движения и потеря мышечного контроля. Кроме того, она повысила среднюю выживаемость примерно на 20%.

«Во всех наших проектах мы пытаемся ответить на следующий вопрос: если мы видим какой-то эффект на молекулярном уровне, можно ли применить его на практике? Имеет ли он какое-то функциональное значение? — сказал Уолкер. — Бессмысленно доставлять большее количество химиотерапевтических препаратов в опухоли головного мозга в определенное время, если нет никакой функциональной разницы, выживаемость не улучшается или нет никаких положительных изменений в неврологических расстройствах. Так что мы были очень рады полученным результатам».

У ученых остаются вопросы. Изменяется ли и у человека гематоэнцефалический барьер по времени суток? Если да, то является ли он более восприимчивым к химиотерапии днем или ночью? Связаны ли эти колебания с тем фактом, что люди являются дневными существами (более активными днем), или же они просто являются следствием воздействия света?

 «Как правило, люди, проходящие химиотерапию, получают лечение в дневное время — в обычные рабочие часы, но если окажется, что люди больше похожи на мух, и гематоэнцефалический барьер у них открывается ночью, то это может быть лучшим временем для проведения химиотерапии», — сказал Нельсон. 

«Хронохимиотерапия уже много лет показывает свою эффективность в отношении периферического рака, но по какой-то причине эта фундаментальная наука не находит своего применения в клинической практике, — сказал Уолкер. — Я думаю, что это очень важный шаг. Цель, которую я преследую, создавая собственную лабораторию: попытаться привлечь внимание медицинского сообщества к этой теме, чтобы мы могли трансформировать некоторые достижения фундаментальной науки в клиническую практику для улучшения результатов лечения пациентов».

Оригинал новости можно прочитать здесь

Поделиться