Александр Шаповалов: «Мы снимем с врача задачу держать в голове огромные объемы информации»

Время чтения: 5 мин.

В прошлом году система поддержки принятия врачебных решений (СППВР) Galenos, разработанная петербургской компанией «ТехЛАБ», проходила тестирование в нескольких лечебных учреждениях города. О результатах апробации и задачах, стоявших перед разработчиками, рассказывает коммерческий директор «ТехЛАБ» Александр Шаповалов

Насколько нас обогнали Европа и США в разработке и внедрении сервисов для поддержки принятия врачебных решений?

У нас в стране в последние годы сформировался довольно широкий и интересный рынок отечественных инноваций в области анализа массивов медицинских данных. Отечественные решения могут эффективно обрабатывать информацию о клинических стандартах и результатах новейших исследований и выдавать на их основе рекомендации об алгоритме лечения с учетом российских реалий. Они прекрасно адаптированы к нашей медицинской практике и нормативной документации. Одновременно отечественные СППВР более дешевы в установке и настройке, что важно для учреждений медицины и здравоохранения.

При этом пока нельзя сказать, что мы обгоняем другие рынки в информатизации медицины – все еще есть чему поучиться у глобальных коллег, причем как в сфере здравоохранения, так и в области ИТ. Глобальный рынок лучше насыщен финансами, а это даёт возможность быстрее получать инвестиции, внедрять и масштабировать ИТ-решения в медучреждениях.

Почему вы решили войти на этот сложно формирующийся и недостаточно финансируемый рынок?

Мы видим реальные перспективы. Около пяти лет назад мы начали делать первые попытки ИТ-разработок для медицины. Сначала искали концепцию, а года три назад пришло понимание, куда двигаться – сделали и внедрили инструмент для экономической оптимизации   лечения больных с редкими хроническими заболеваниями в области онкогематологии. Мы увидели две нерешенные проблемы. Первая – практически никто не умел правильно собирать, обновлять и хранить данные о пациентах с орфанными заболеваниями. Ведь перманентно диагностируются новые больные, другие, увы, умирают, а база данных не успевает за действительностью.  И вторая проблема, которая показалась нам важной, — возможность структурировать накопленную информацию с применением внешних аналитических сервисов.

В результате у нас появилось платформа, которая позволяет вести правильный учет пациентов, правильно оценить потребность в лекарствах для их лечения, спрогнозировать, соответственно, экономические затраты на период и правильно сформировать заявку на закупку препаратов для орфанных больных региона за счет федерального бюджета. Наше решение сняло с врача, как минимум, половину бумажной работы. Этот опыт мы получили, работая с несколькими медицинскими учреждениями Санкт-Петербурга.

Далее решили заняться разработкой собственно  СППВР. Так появилась информационная система Galenos, ориентированная на поддержку принятия решений врачами-онкологами.

В чем отличие Galenos от других аналогичных систем?

Galenos – это комплексная платформа, на которой мы создаем свои решения для разных задач. В её основе лежит несколько важных компонент: база знаний нозологий, функциональность, предназначенная для построения нозологических регистров, сервисы поддержки принятия решений (сервисы рекомендаций), интеграционные сервисы, пользовательские интерфейсы. Основное ноу-хау Galenos – язык разметки клинических рекомендаций. Мы придумали и реализовали более полутора тысяч параметров, которыми можно описать элементы алгоритмов рекомендаций и состояний пациентов. Ключевое направление для сервиса рекомендаций – онкология. Сейчас мы охватываем семь самых распространенных в России и в мире видов рака. И работа по наполнению платформы ведется непрерывно – благодаря своей сложной структуре платформа хорошо расширяется и масштабируется. Уже сейчас в ней содержатся рекомендации о диагностике и терапии ревматических и онкологических нозологий. Всего порядка 200 наименований заболеваний.

Разработчики СППВР, насколько представляю, идут разными путями: в основу кладут анализ биг дата из историй болезни, академические знания. Galenos основывается на нормативах и рекомендациях. Почему именно так?

При выборе подхода к разработке медицинского ИТ-решения в первую очередь пытаются четко сформулировать цель, для которой оно создается. При разработке Galenos мы понимали, что хотим заставить работать накопленные данные о пациентах и помочь врачу в принятии решения, связать в единую картину сведения о маршрутизации пациентов, аналитику документов и результатов исследований в области лечения тяжелобольных, рекомендации для формирования дальнейшего плана лечения. Кроме того, мы собирались упростить и ускорить процесс работы с медицинской информацией. Для решения этой задачи необходимо было загрузить в систему сведения из медицинских информационных систем, нормативные документы и клинические рекомендации, публикуемые Минздравом РФ – они стали базой для аналитического модуля Galenos.

Начали с оцифровки клинических рекомендаций Ассоциации онкологов России (АОР), которые лежат в основе минздравовских нормативов. Но вскоре выяснили, что многие онкологи в своей практике применяют рекомендации из иных источников: RUSSCO, NCCN и других, – в зависимости от локализации злокачественных новообразований. Крупные НИИ сами являются авторами протоколов лечения. В этой ситуации было сложно выделить самые точные и важные рекомендации. Однако мы поняли, что Минздрав идёт в сторону регулирования этого вопроса – законопроект №489-ФЗ на эту тему Владимир Путин подписал 25 декабря 2018 года – это и стало необходимым звеном пазла.

Что в результате видит пользующийся вашей программой врач в интерфейсе?

В нынешней версии нашего продукта врач видит на интерфейсе, помимо рекомендаций АОР, также рекомендации других авторитетных источников, включая протоколы лечения самих учреждений. Под каждую рекомендацию есть обоснования, которые также можно увидеть онлайн. Однако окончательное решение о выборе терапии, конечно, останется за специалистом. Система лишь инструмент, который помогает ему эффективно и своевременно принимать решения о терапии.

Главное, чего мы хотели, — снять с врача задачу держать в голове огромные объемы информации, сделав удобный интерфейс для работы со справочниками и документами, которые хранят данные о заболеваниях, рекомендуемых результатах исследований и методах терапии, а также о препаратах и их сочетаемости. Это должно было усовершенствовать качество их работы при одновременном сокращении времени, затрачиваемого на ее выполнение.

А как данные попадают в систему?

В первоначальном варианте продукта предполагалось, что данные будут вводиться вручную. Но специалисты отказались это делать, ссылаясь на занятость: они и без того по-прежнему работают с бумагой, плюс вводят данные в электронную карту пациента. Поэтому мы отказались от заполняемого интерфейса.

Система теперь может работать почти автономно от врача. Достичь этого удалось благодаря интеграции решения с медицинскими информационными системами (МИС). В ближайших планах «ТехЛАБ» – опубликовать открытое API для подключения медицинских информационных систем в регионах к сервису рекомендаций.

Надеемся, вскоре необходимость интеграции с МИС также отпадет. С 1 января 2019 года лечебные учреждения должны перейти на электронную карту пациента. В разных регионах она структурирована по-разному. Но, к примеру, в Петербурге и ряде других регионов, где электронная карта хорошо структурирована, мы можем подключить медицинское учреждение так, чтобы агрегированно обрабатывать эти данные, собирать их в единую картинку. 16 регионов и около 50 медицинских систем используют аналогичные решения для электронных карт.

Сейчас мы дорабатываем СППВР, которая будет работать по принципу дополнительного сервиса к региональной системе в сфере здравоохранения. Это будет комплексное решение, которое позволит обеспечить применение клинических рекомендаций в медицинских организациях региона, отслеживать критерии качества медицинской помощи, маршрутизацию пациентов с онкозаболеваниями, а также вести аудит ресурсов онкологической службы и реализовывать задачи медицинского туризма.

Почему вы решили, что такая СППВР необходима врачам?

Надо понимать, что система здравоохранения в РФ неоднородна. Регионы отстают не только по оснащенности, но и по уровню знаний онкологов. Наша система поддержки решений должна, по идее, компенсировать неравенство в компетенциях врачей. Galenos может уменьшить число диагностических исследований пациентов благодаря их своевременной и точной маршрутизации, предостеречь врача от ошибочных действий и предложить схему лекарственной терапии. При этом каждое свое решение система обоснует источниками доказательной медицины, указав на конкретные документы.

Как вы проверяете, что система работает?

Все рекомендации сервисов «ТехЛАБ» проверяет и валидирует в медицинских организациях – для этого у нас есть внутренний штат врачей, а также мы регулярно взаимодействуем с лучшими специалистами Петербурга. В прошлом году мы взаимодействовали с НИИ им. Петрова (по онкологии) и с петербургским КДЦ 25 (по ревматологии).

Мы искали, прежде всего, конкретных врачей, заинтересованных в применении инновационных решений в медицинской практике. И убедились, что есть высокая потребность в нашей разработке со стороны медицинских учреждений и врачей как в профильных стационарах, так и учреждениях амбулаторного уровня. Поэтому у нас появился более расширенный набор решений на платформе Galenos, при помощи которых мы можем реализовать задачу цифровизации в рамках проекта по борьбе со злокачественными новообразованиями. Также скорректировали работу в сторону микросервисного подхода и более комплексного взгляда на отраслевую проблематику и расширили объем данных по онкологии, добавили в платформу Galenos возможность работы с ревматическими заболеваниями. В ближайших планах у нас – развитие интеграционных сервисов и расширение взаимодействия Galenos с отраслевыми системами.

Елена Владимирова

Поделиться