Тонкая красная линия

Время чтения: 2 мин.

В последние месяцы тема врачебных ошибок и реакции на них общества в нашей стране становится всё актуальней и обсуждается всё чаще. С одной стороны, возбуждаются уголовные дела против врачей, выходят кричащие и обличительные статьи. С другой стороны, врачебное сообщество очень болезненно реагирует на происходящее и стремится активно бороться за свою правоту: подписываются многотысячные петиции, даются интервью, организуется сбор средств на адвокатов. Вместе с тем, вопрос: «кто в этой ситуации прав?» — зачастую остается без ответа.

Должен ли быть осуждён врач, столкнувшийся с известным и описанным в литературе осложнением (и тем более — с неописанным)? Правомочно ли понятие «ятрогенное преступление»? Где проходит грань между ошибкой и халатностью? Что вообще такое «врачебная ошибка»?

Медицина — это такая сфера деятельности человека, в которой постоянно что-то меняется. Нам до сих пор недостаточно знаний, понимания того, как работает и болеет организм, как он отвечает или не отвечает на какое-либо лечение. И никогда не будет достаточно. У человечества никогда не будет универсальных инструкций, алгоритмов, схем по лечению той или иной болезни, которые могли бы применяться стандартно, одинаково эффективно и безопасно ко всем пациентам. Это аксиома, с которой нужно смириться. Принять, как есть.

Врачебные ошибки неизбежны. В любом, самом прославленном и современном медицинском учреждении. У любого, самого грамотного и опытного врача. Вся наша профессиональная деятельность — это балансирование на тонком канате в полной темноте.

Ошибка, даже самая трагическая, для нормального врача, помимо душевных терзаний и самобичевания, — это очередная порция необходимых знаний. Каждый раз, когда ты оказываешься бессилен, это дополнительный повод сесть за статьи и книги: провести анализ произошедшего; понять, как избежать катастрофы в будущем. Наверное, в этом и заключается «тонкая красная линия», проведенная между ошибкой и халатностью или небрежностью.

Следует ли обсуждать ошибки, разбирать их? Несомненно, да. Неслучайно выдающиеся врачи прошлого и настоящего в своих книгах очень откровенно говорят о личных неудачах. И такое обсуждение не должно быть замкнутым.

Десятилетиями в нашей стране разбор врачебных ошибок оставался уделом только профессионального сообщества. Современная медицина всё-таки должна быть открытой.

Недавно мне подвернулась чудесная книга Мэтью Сайеда «Принцип чёрного ящика». В ней разбираются подходы к работе с ошибками в разных сферах: авиации, юриспруденции, медицине. Преодоление неудач и извлечение уроков без поиска «козла отпущения» — это сложнейшая задача. И замкнутость, закрытость медицинского мира очень ограничивает в ее решении.

Проблема сокрытия недочётов или упущений частично решается именно отсутствием «дамоклова меча». Когда мировая практика заключается не в наказании, а, прежде всего, в разборе ошибки, нет необходимости её скрывать. Такое отношение общественности не только снимает напряжение, излишнее в работе врача, но и стимулирует его развиваться.

Второй важный момент — психологический. Врач боится признавать неудачи из-за опасений за свою репутацию. Непререкаемый авторитет вышестоящего начальства (то, чему учат студентов медицинских ВУЗов с первого курса) не должен мешать работе и общим целям. В авиации, например, оба пилота взаимно контролируют и проверяют друг друга. Работают командой. Это основа CRM – crew resourсe management.

Третья и важная часть успеха в работе над ошибками заключается в максимальной открытости и широком распространении информации. Результаты расследований лётных происшествий обычно доступны широкой публике, а авиакомпании незамедлительно информируются о той или иной нештатной ситуации у коллег. В отечественном здравоохранении мне вспоминается только один похожий пример: городские КИЛИ, которые проводит департамент здравоохранения Москвы. С живой онлайн-трансляцией и возможностью прийти туда любому, даже неспециалисту.

Система открытости в медицине — это то, что нам только предстоит построить и внедрить. Система же ненаказания пока остаётся утопией.

Михаил Черкашин,

главный редактор MIBS + HealthCareBusinessNews,

заместитель главного врача Медицинского института им. Березина Сергея (МИБС)

Поделиться