Эксклюзивное интервью Евгения Шляхто, директора центра Алмазова

Время чтения: 4 мин.

В 2020-м году Центру Алмазова исполнится 40 лет, и за эти годы учреждение, считающееся сегодня крупнейшим на северо-западе страны, прошло путь от небольшого НИИ кардиологии до многопрофильного и обладающего уникальной материально-технической базой с колоссальными объемами медицинской помощи.

Во многом этот путь несомненно определялся его лидером – академиком РАН Евгением Шляхто.

Вы ведь приехали в Петербург «учиться на врача» из поселка Погар Брянской области? Отчего так далеко от родного дома?

Да у меня других вариантов не было: мой дед Александр Иванович Белашев закончил Военно-медицинскую академию в 1942-м, и весь их выпуск погиб под Воронежем. А его брат, Иван Иванович, учился в «1-м меде», но после убийства Кирова был сослан на 101-й км: студенты в общежитии обсуждали случившееся, а уборщица подслушала. Словом, я должен был идти в медицину и учиться именно в Петербурге.

Конечно, многое в моей жизни определилось встречей с академиком Алмазовым: после окончания «1-го меда» остался на кафедре факультетской терапии, которую он возглавлял, потом был проректором по науке вуза. А директором НИИ кардиологии стал в 2001-м, после ухода из жизни Владимира Андреевича, и год спустя добился присвоения Институту его имени.

Как пришла идея преобразовать кардиологический институт в Центр Алмазова — такой, каким мы его знаем?

Многопрофильность, в общем, тоже была идеей Алмазова: кафедра в 1-м меде с самого начала имела три направления: кардиология, эндокринология и гематология. А в 1991-м в НИИ кардиологии объединили, по инициативе Владимира Андреевича, научные и лечебные подразделения – для более быстрого внедрения научных результатов в клиническую практику. Собственно, мы не придумали ничего нового, когда в 2006-м преобразовали НИИ в Центр сердца, крови и эндокринологии, просто реализовали алмазовскую модель.

Многопрофильный, инновационный, базирующийся на науке – таким мы видели наш Центр с момента его организации. Мы такое учреждение, где наука, клиника и образование существуют вместе, и синергия позволяет нам использовать преимущества каждого из направлений для решения основной задачи — повышения качества и доступности медицинской помощи. Наша коечная мощность сегодня — более 1,5 тыс. коек и более 20 профилей по всем направлениям.

И все же основа — кардионаправление?

Безусловно. Из 18 тысяч операций, которые мы выполняем ежегодно, большая часть — в области кардиохирургии у взрослых и детей. Это врожденные пороки, аортокоронарные шунтирования, в том числе — на работающем сердце, операции на клапанах, на аорте, артериях и, конечно, пересадки сердца (в прошлом году таких было 16).

А еще мы стали активно использовать установку так называемого искусственного сердца: в конце прошлого года сложнейшую операцию по имплантации системы вспомогательного кровообращения выполнил директор клиники кардиохирургии Михаил Гордеев вместе с кардиохирургами НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского и специалистами компаний-разработчиков этого прибора. Такая операция пациенту с хронической сердечной недостаточностью и нарушением сократительной функции сердечной мышцы дает шанс дожить до трансплантации донорского сердца.

Вы сторонники инновационных подходов в хирургии?

Три года назад мы получили право на новый вид медицинской помощи — апробацию медицинской технологии: нам доверено испытывать новые методы лечения, оценивая их эффективность и безопасность. Например, хирурги НИИ им. Поленова выполняют операции по удалению опухоли головного мозга, когда пациент находится в сознании. Так называемая awake-краниотомия применяется при расположении опухоли вблизи или непосредственно в функционально-значимых областях головного мозга и позволяет максимально удалить ее с меньшим риском появления неврологических осложнений.

 Онкологическое направление в Центре сердца, крови и эндокринологии все же выглядит неожиданно. Не согласны?

Разумеется, не согласен. Еще лет десять назад Американская ассоциация сердца, Ассоциация по изучению рака и диабетическая ассоциация приняли совместное заявление, где речь шла о том, что три неинфекционных эпидемии, расползающиеся по миру, имеют общие зоны риска: курение, ожирение, малоподвижный образ жизни. Значит, и методы противостояния этим недугам должны быть совместные.

А поскольку мы стали развиваться по принципу многопрофильности и в кругу наших интересов сразу были проблемы крови, то к лечению онкологических заболеваний мы пришли вполне логично. Особенно быстро мы стали развивать диагностику и лечение рака после присоединения к Центру НИИ нейрохирургии им. Поленова.

Год назад именно наши ученые впервые в России представили результаты доклинических (in vitro) исследований CD19 CAR-T клеток для иммунотерапии опухолей, и сейчас в Центре Алмазова продолжается исследования, направленные на получение универсальных аллогенных CAR-T клеток.

Мы планируем развивать именно онкологическое направление в ближайшие годы — создать региональные центры компетенций и построить Центр ядерной медицины, где будем развивать специфические способы диагностики и лечения (тераностики). Мы получили участок в Приморском районе Петербурга, где хотим построить клинику, аналогов которой в стране нет: под одной крышей будут созданы диагностический корпус, радиотерапевтическое отделение с активными койками, палатой интенсивной терапии и помещением временного пребывания пациентов после введения радиофармпрепаратов на основе 89Sr. А изотопы будем получать у партнеров по кластеру из «Курчатовского института», где построен один из самых крупных в Европе циклотронов.

С какой целью был создан кластер «Трансляционная медицина»?

Медицинские технологии зачастую опережают профессиональный уровень врача, и система подготовки медиков словно пытается догонять науку. А надо, чтобы они шли рядом. Именно это подтолкнуло нас 4 года назад инициировать создание научно-образовательного кластера «Трансляционная медицина», в который сегодня входят уже 8 университетов, 6 научных центров и 22 бизнес-партнера.

Трансляционные исследования – это возможность быстро переводить теоретические фундаментальные достижения в новые технологии лечения больных, в создание новых технических решений. Вот только один пример: в медицине уже давно применяется метод диагностики заболеваний по выдыхаемому воздуху и для этого разработаны специальные приборы, но мы совместно с «Военмехом им. Устинова» создали уникальный масс-спектрометр: с его помощью определяем у пациентов степень сердечной недостаточности на основании того, как меняется в выдыхаемом воздухе концентрация ацетона при физической нагрузке. Результаты исследования позволяют оценить тяжесть состояния больного и корректировать тактику терапии.

А как развивается собственно подготовка кадров?

Летом прошлого года мы набрали 75 студентов на первый курс нового лечебного факультета. До этого в нашем Институте медицинского образования мы готовили только ординаторов и аспирантов.

Мы избрали для подготовки кадров будущей медицины совершенно иной принцип образования, нежели принято в России. Когда изучается не дисциплина, а проблема. Например, берем модуль «эндокринная система» и преподаем все – от анатомии, гистологии, топографии, пропедевтики до хирургии и генетики. Обучение в стенах научно-исследовательского центра дает человеку возможность овладеть новыми технологиями параллельно с непосредственным участием в их реализации, а клиники и лаборатории Центра Алмазова, поверьте, имеют уникальное оснащение.

Например, сотрудники Клиники сосудистой хирургии одними из первых в стране начали внедрять методику внутрисосудистой визуализации при лечении атеросклероза сонной артерии, что позволяет получить новые показатели гемодинамики и данные о характере атеросклеротической бляшки. Ежемесячно в гибридной операционной клиники выполняются десятки таких операций.

К слову, мы являемся единственным в Восточной Европе учреждением с полным курсом обучения роботической хирургии: поскольку мы проводим весь спектр оперативных вмешательств с помощью робота, то можем готовить консольных хирургов, хирургов-ассистентов, анестезиологов и операционных сестер. А в прошлом году впервые в России в Центре была выполнена робот-ассистированная операция несовершеннолетней пациентке по поводу доброкачественной опухоли яичника.

Какие у вас отношения с государством?

Партнерские. Прошлым летом было подписано распоряжение правительства РФ о выделении нам 6,8 млрд рублей на строительство научно-образовательного центра. Был объявлен международный конкурс среди проектировщиков, на который пришло 35 заявок, из которых мы выбрали победителя. Центр должен появиться к 2022 году, и в нем действительно будут сконцентрированы все прорывные биомедицинские научные и образовательные технологии, в том числе, Центр геномных исследований, создание которого вошло в нацпроект «Наука».

О герое: Евгений Шляхто — доктор медицинских наук, профессор, академик РАН, директор Национального медицинского исследовательского центра им. В.А. Алмазова, главный кардиолог Минздрава РФ и Санкт-Петербурга.

Ольга Островская

Поделиться